Чувство бесконечного падения
2, 3, 4
Привет, Гость
  Войти…
Регистрация
  Сообщества
Опросы
Тесты
  Фоторедактор
Интересы
Поиск пользователей
  Дуэли
Аватары
Гороскоп
  Кто, Где, Когда
Игры
В онлайне
  Позитивки
Online game О!
  Случайный дневник
BeOn
Ещё…↓вниз
Отключить дизайн


Зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
   

Забыли пароль?


 
yes
Получи свой дневник!

Чувство бесконечного паденияПерейти на страницу: 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | следующуюСледующая »


А когда-то в нас верили - мы лишь зубы щерили. Пycтота 
­­
Сегодня — пятница, 18 января 2019 г.
Пycтота 18:13:56
Запись только для меня.
Пycтота 17:35:07
Запись только для меня.
понедельник, 14 января 2019 г.
Пycтота 12:40:12
Запись только для меня.
среда, 9 января 2019 г.
Пycтота 13:35:07
Запись только для меня.
Оставлю это здесь, как и прочее Пycтота 07:43:24
­­

Подкаст А кто это тут такой записывает песенки на петличку под потусторонние шорохи и стуки ( 02:06 / 988.1kb )
комментировать 1 комментарий
вторник, 8 января 2019 г.
Пycтота 13:07:00
Запись только для меня.
Пycтота 07:42:52
Запись только для меня.
понедельник, 7 января 2019 г.
Пycтота 07:34:43
Запись только для меня.
суббота, 5 января 2019 г.
Пycтота 02:49:56
Запись только для меня.
пятница, 4 января 2019 г.
Пycтота 17:13:58
Запись только для меня.
воскресенье, 30 декабря 2018 г.
Пycтота 17:00:12
Запись только для меня.
Пycтота 16:40:21
Запись только для меня.
суббота, 29 декабря 2018 г.
Жизнь постоянно сталкивает нас с... Пycтота 13:18:52
Жизнь постоянно сталкивает нас с людьми, которые являются носителями совсем иного, чем наш, взгляда на мир, и выслушивание их аргументов и их историй, порой вызывает у нас шок, желание отстоять СВОЮ точку зрения, укрепить СОБСТВЕННУЮ аргументацию. Иногда же, напротив, чужое мнение мы воспринимаем как инсайт и спешим дополнить свою картину мира новыми идеями, новыми кредо, с которыми только что познакомились.

Это упражнение будет полезно тем, кто уже не сталкивался ни с чем подобным в своей жизни довольно давно — чей мир давно не пытались разрушить ничьи противоположные, «шокирующие» убеждения.

Только так можно выйти из своей «зоны комфорта» и получить шанс на саморазвитие — при этом, практически ничем не рискуя.

Подробнее…
Для выполнения этого упражнения Вам потребуется всего лишь лист бумаги, ручка и час свободного времени.

Это упражнение (и сходные с ним методики) применяются гештальт-терапевтами с целью выбросить из нашего обыденного мировоззрения навязанные нам извне вредные или бесполезные жизненные сценарии.



Когда мы включаем (впускаем) в свой внутренний мир взгляды, и установки других людей (интроекты) нам всегда необходим — ФИЛЬТР. И этим фильтром является данное упражнение. Я бы даже точнее сравнила его не с фильтром, а с антивирусной программой для компьютера, которую нужно включать время от времени, чтобы она вычистила из нашей головы весь спам, все фишинговые ссылки и прочие вредоносные программы — тормозящие процесс нашей жизни и ухудшающие её качество.


Итак...


Задумайтесь и сформулируйте на бумаге ТРИ мысли, которые кажутся Вам Вашими, сокровенными. Тема этих мыслей — варьируется.

Это могут быть мысли о:

природе человека (Характер людей заложен в их генах, Люди копируют своих родителей, Люди — хорошие, Люди — плохие, Люди — созданы для того, чтобы...)
о мужчинах,
о женщинах,
о детях,
o молодости,
о старости,
о стране,
о работе,
о любви,
о сексе,
о здоровье,
о нездоровье,
о богатстве,
о бедности,
о путешествии......

Тема может быть и вовсе не определена. Вы можете просто записать три мысли, три максимы, которые Вы считаете своими, которые разделяете и которые просто пришли первыми в Вашу голову...

После того, как три мысли сформулированы и записаны, задумайтесь над каждой из них, подставляя следующие вопросы. Запишите Ваши рассуждения на бумагу.

Насколько твёрдо я в это верю?
Каким путём эта идея попала ко мне в голову?
Почему я придерживаюсь этой точки зрения?
Какие события должны произойти, чтоб я я начал думать по-другому?
Какая из этих трёх мыслей вызывает у меня САМЫЕ сильные эмоции?

Расширяем эти вопросы.

Когда Вы, предположим, будете отвечать на вопрос №2 (Каким путём эта идея попала ко мне в голову?), просмотрите следующий список. Эту мысль могли внушить Вам:

- произведения искусства и литературы,
- кинематограф,
- телевидение и другие СМИ,
- реклама,
- родители,
- сверстники,
- учителя,
- старшие друзья,
- религиозные книги и религиозные деятели,
- рассказы малознакомых людей,
- Ваш личный опыт.

Вопрос № 4 (Какие события должны произойти, чтоб я я начал думать по-другому?) мы расширим следующим образом. Подумайте, как изменились бы Ваши взгляды, если бы Вы:

- родились в другое время,
- в совсем другой стране,
- выросли в другой культурной и социальной среде,
- были сейчас моложе (или старше) на 20 лет,
- были человеком другого пола.


Окончание упражнения. День Второй.

Этот «второй день» в общем, необязателен, однако желателен для получения полного, стереоскопического вида на проблему.

Те три утверждения, над которыми Вы работали в течение первого дня, Вы должны предложить на рассмотрение нескольким своим знакомым или даже малознакомым людям. «Проинтервьюируйте» их, чтобы услышать иную, возможно даже совершенно противоположную точку зрения и неожиданные аргументы, подтверждающие её.


P.S: откуда-то с жж взяла, не помню точно откуда
Прoкoммeнтировaть
пятница, 28 декабря 2018 г.
Пycтота 16:15:31
Запись только для меня.
среда, 26 декабря 2018 г.
Пycтота 11:35:26
Запись только для меня.
Пycтота 11:29:41
Запись только для меня.
вторник, 25 декабря 2018 г.
Возобновлю деятельность после того, как прочитаю. Пycтота 15:34:17
«Старик и море» Эрнест Хэмингуей­­
«Исповедь» Жан-Жак Руссо
«Три товарища», «Черный обелиск» Эрих Мария Ремарк
«Одиссея капитана Блада» Рафаэль Сабатини
«Богач бедняк», «Нищий вор» Ирвин Шоу
«Сто лет одиночества» Гарсия Маркес
«Тени исчезают в полдень» Анатолий Иванов
«Доктор Живаго» Борис Пастернак
«Портрет Дориана Грея» Оскар Уайльд
«Понедельник начинается в субботу» Аркадий и Борис Стругацкие
«Повелитель мух» Уильям Голдинг
«Лолита» Владимир Набоков
«Пролетая над гнездом кукушки» Кен Кизи
«Мартин Иден» Джек Лондон
«Бойня номер пять, или Крестовый поход детей» Курт Воннегут
«Декамерон» Джованни Боккаччо
«Донна Флор и два ее мужа» Жоржи Амаду
«Невыносимая легкость бытия» Мирослав Кундера
«На дороге» Джек Керуак
«Гордость и предубеждение» Джейн Остин
«Алхимик» Пауло Коэльо
«Живой как жизнь» Корней Чуковский


Категории: СПИСОК КНИГ
комментировать 2 комментария | Прoкoммeнтировaть
Пycтота 14:41:17
Запись только для меня.
Война обреченных (3) Пycтота 07:14:12
Подробнее…
Снаряд отшвырнул дрона назад, и тот начал падать, оставляя в воздухе шлейф голубоватых искр. Его электрический скрежет в этой мертвой тишине был слышен даже на таком расстоянии.
Рата подхватила винтовку, запрыгнула в джип и включила зажигание. Легкая машина с обрезанным кузовом и завышенной подвеской затарахтела, качнулась, и, взобравшись на пригорок, покатила по пустырю, приминая выжженую злым солнцем траву и вздымая крупными колесами тучи пыли.
Издали, с северо-запада, донесся отголосок механического воя и канонада взрывов. Горизонт охватило тусклое зарево. Над Самарой уже вторую неделю кружил хэдлайнер, вряд ли там осталось еще что-то живое. Хотя, если стреляет, значит, осталось. Этим несчастным можно только посочувствовать, а помочь им уже никто не сможет.
- Что ты сделала? Кто ты? – исступленно кричал спасёныш. Мальчишка совсем, даже не подросток. Глаза перепуганные. Считай, второй раз родился. Не споткнись он так удачно, лазер бы не обжег вскользь плечо, а проделал бы сквозную дырку в груди, с кулак размером.
Притормозив возле спасеныша, Рата мельком глянула на радар. Пока чисто. Значит, еще не заметили. Она распахнула дверь, едва не стукнув парнишку по веснушчатому носу.
- Все вопросы потом. Залезай!
Джип крутанулся на месте и погнал, набирая скорость, по направлению к трассе. На радаре, возле отметки второго километра засветились несколько красных точек.
Машина выехала на дорогу, под колесами загудел раскаленный асфальт. Красные точки приближались. В зеркале заднего вида, на фоне пронзительно-голубого неба мерцали маленькие смертоносные звезды из металла неземного происхождения.
Стрелка спидометра дергалась возле отметки «120». Джип с отчаянным ревом летел по центровой линии, мимо пролетали смазанные силуэты брошенных на обочине машин. Впереди темнел спасительный лес.
Мальчик обернулся, его лицо побелело. Заметил погоню.
Да, эти дроны, как Змей Горыныч. Свалишь одного – слетятся трое. Сзади взвыло, коротко грохнул взрыв. Излучатель работал исправно, сбивая их систему наведения, но индикатор заряда уже мигал красным, прибор мог выключиться в любой момент.
- Пристегнись и держи руль! – рявкнула девушка, схватила винтовку и обернулась. Тройка. Боевые. Электроника рассчитала поправку на дальность, поймала цель в мерцающие квадратики. Выстрел.
Один заискрил, заметался из стороны в сторону, и врезался в развороченный асфальт. На месте крушения вспух небольшой красный гриб взрыва. Хорошо горят боевые дроны. Красиво.
Два остальных, зафиксировав гибель собрата, выровнялись по краям трассы и начали стрелять. Асфальт взорвался от лазерных снарядов, дорожный знак с надписью «Александровка» покосился и упал. Излучатель мигнул красным экраном, предупреждая о том, что скоро заряду придет конец. Рата отбросила винтовку и схватилась за руль, толкнув пассажира. Джип вильнул в сторону и встал на два колеса. Девушка вдавила педаль газа, машина выровнялась.
Взрыв. Близко. Корму толкнуло взрывной волной, на какой-то момент Рате показалось, что она потеряла управление и сейчас перевернется, но повезло.
Взметнув боковыми колесами сухой песок обочины, джип снова выехал на центровую линию. Мир померк, только над головой пролегла ослепительная полоса неба, криво обрезанная верхушками деревьев. Лес. Навстречу стремительно летел кузов перевернувшейся фуры, перегородившей проезжую часть. Рата сбросила скорость и свернула на уходящую в глубь чащи грунтовку. Дроны с воем пронеслись по небу, над верхушками деревьев, и пропали из виду. Потеряли. В лесу сложно различить и без того смутную цель.
Излучатель жалобно пискнул, в последний раз мигнул красным и умер.
Рата остановила машину, откинулась на спинку сидения и посмотрела на пассажира. Аттракцион был головокружительным, а он даже не пикнул ни разу. Сидит, белый, как бумага в крапинку, взгляд в одну точку, рука судорожно скрюченными пальцами локоть другой зажимает, пониже черного ожога на плече.
- Эй, - девушка помахала у него перед лицом. – Очнись. Все кончилось!
Ничего еще не кончилось. Поселение близко, а от него до военных рукой подать, это да. Но до поселения еще нужно добраться, а заряд в приборах системы защиты кончился. Без «глушилки» джип будет очень заметной целью, а бросить его нельзя. В багажнике – важный груз, который необходимо доставить на военную базу.
Да еще хэдлайнер рядом, гадство творится. Если эта махина двинется от Самары на юго-восток, то…
Впрочем, об этом лучше не думать, и уж тем более мальчишку не запугивать. Ему и так несладко пришлось. Кстати, интересно, что он делал там, на пустыре? Один.
- Сестру искал, - проговорил пассажир. – Она за Границу часто выходит, сколько ей не запрещай…
- Границу? – переспросила Рата.
- Да, - парень кивнул, начиная приходить в себя. – Вокруг нашей деревни есть Граница, за которую нельзя выходить, потому что это опасно… Кто ты такая?
Рата вздохнула, похлопала по карманам камуфляжных штанов, достала сигареты и закурила. Потом вышла из машины, повертела головой, разминая шею.
- Я с севера, - сказала она. – С научной станции. Может слышал от военных?
Глядит на нее широкими глазами.
- Военных? У нас с ними… не разговаривают. Ты убила ангела!
Девушка выронила сигарету.
- Чего?!
- Ангелы, посланники богов, - все таким же непонятным тоном, в котором смешивались страх, обида, и еще непонятно что, проговорил мальчик. – Если ты живешь праведно, то они не тронут. Боги сошли с небес на землю, чтобы очистить ее от всех плохих людей…
- Так. Хватит, заткнись, - скомандовала Рата, у которой едва не завяли уши. Но, по крайней мере, было понятно, почему пацан так бесстрашно разгуливал по пустырям. – И кто же тебе нашептал про весь этот бред, праведник?
- Я не праведник, - мальчик понурился. – Я… ай!
Про рану вспомнил. Девушка обошла капот машины, открыла пассажирскую дверь.
- Дай взглянуть.
- Нет, - замотал головой парень. – Нет, нельзя, это кара богов… ай!
- Щас в лоб получишь, - пригрозила Рата и достала аптечку. – Руку сюда давай. Быстро, я сказала!
Он насупился, глянул волком, но послушался.
- Дед говорит. Он в нашей деревне самый умный, его все слушаются. А что это за научная станция?
Рата разрезала рукав его рубашки, осмотрела ожог на плече. Повезло-таки парню. Даже мышца не пострадала. Но все равно, нужно побрызгать антисептиком, наложить повязку с заживляющей мазью.
- Научная станция. Там ученые. Пришельцев изучают. Ангелов ваших.
- Ученые? А кто их учит?
- Жизнь их учит, - усмехнулась девушка. – Потому что до вторжения наука даже не предполагала, что может существовать такое. Тебя как зовут?
- Андрей, - парень потрогал повязку на плече и поморщился. Видно было, больно ему, держится просто хорошо. – Вторжение? У нас так тоже раньше говорили, потом дед запретил. У нас говорят – пришествие.
- Ты эту ересь из головы выкинь, - посоветовала девушка. – Инопланетяне это. Вторженцы. Захватчики, а никакие не боги.
Андрей снова вытаращил глаза.
- Инопланетяне? – слово для него было явно незнакомым.
- Тебе сколько лет? – спросила Рата, вздохнув с досадой.
- Одиннадцать.
- Знаешь, что такое галактика?
Он что-то забормотал, и девушка поняла, что ничего-то он не знает. Правильно, на момент вторжения ему было лет пять, астрономии в таком возрасте не особо учат. И после, кажется, не сильно учили.
- Что Земля круглая, хотя бы, знаешь?
Замолчал, кивнул.
- Земля – это планета. Планеты вращаются вокруг звезды, солнца, это называется система. Много систем – это галактика. Галактик тоже много. Так вот, эти ваши ангелы прилетели с одной из множества планет, таких же, как и наша. Только цивилизация там намного развитей.
Хлопает глазами. Явно ничего не понял, но кивнул. Рата покачала головой, вздохнула и села за руль. На радаре пусто. Она достала из бардачка карту, развернула.
- А что с сестренкой твоей?
Лес. Оренбургская трасса. До военной базы напрямик – километров пятьдесят. Пунктирной чертой обозначен Испытательный полигон. «Белая» зона, полностью перекрываемая излучателями, и поэтому невидимая для вторженческих беспилотников. Но если над ней пойдет хэдлайнер, то…
Но об этом после.
- Вчера ушла и не вернулась, - сказал мальчик и вздохнул. – Говорила ей бабушка, не ходить за Границу… хотя, она же хорошая. Ой, но однажды она цыпленка задавила… убийство, это страшный грех! Но случайно же…
- Пацан, а, пацан. Я же тебе сказала.
Насупился, буркнул:
- Ты на военных похожа.
Серый цифровой камуфляж, берцы, бандана, тактические перчатки, темные очки. Оружие. Наверное, действительно похожа.
Андрей дулся недолго, покосился на карту с интересом.
- У деда такая же есть, - он ткнул пальцем в пунктирную черту. – Вот это - Граница. А вот тут – наша деревня.
Значит решено. Рата мысленно кивнула. Едем в деревню. Вояки иногда заходят туда, со слов пацана. Если не получится передать контейнер, не добираясь до базы, то хоть подзарядить аккумуляторы можно, и топлива раздобыть. Да и мальчика домой вернуть надо. Хотя… аборигены. Странные люди. Верят в какую-то чушь, только потому, что так им проще. Хотя, почему странные… обычная защитная реакция психики, Громов рассказывал, что такое бывает.
Слух уловил какой-то странный треск. Рата сначала не придала этому значения, только подумала, что странно пахнет. Наверное, ее сигарета все еще дымится…
Дым?
В груди странно екнуло. Пожар. Лесной пожар. Во время такой засухи – самое оно.
- Эй, мы разве не будем искать Алину? Ой! – Андрея вжало в сидение. Кое-как затолкав карту обратно, Рата нажала на газ, и машина сорвалась с места. На радаре пусто, и это отчего-то не радует. Вряд ли этот огонь естественного происхождения. Вполне возможно, они уже окружены огневой завесой. Надо прорываться, пока эта полоса огня не стала слишком широкой.
Под колеса стелился дым, заполняя дорожные ямы. Поворот, громкий треск. Андрей испуганно вскрикнул. Прямо на машину медленно падал пылающий факел высокого дерева.
- Небо! Небо горит! – закричал мальчик, показывая пальцем вверх.
Джип рвался вперед, прямо в огонь, рявкая двигателем и подпрыгивая на кочках. Из-за дыма уже невозможно было различить дорогу, но Рата не думала сбавлять скорость. Машина чиркнула бортом по замшелому стволу дерева, выломав боковое зеркало. На заднее сидение упали горящие ветки. Андрей закашлялся, да и сама Рата из-за судорожного кашля с трудом удерживала руль.
- Огонь, - прохрипела она. – Потуши, сгорим.
Парень оказался сообразительным, и быстро забил занимающееся на заднем сидении пламя ковриком из-под ног. Рату его успехи не очень радовали. Сквозь тяжелые жгучие слезы в глазах она различала впереди полосу оранжевого света. Нижний пожар. Даже если удастся прорваться, покрышкам конец. Но выбора нет. Девушка прибавила газу.
- Держись! – только и успела крикнуть она, как в лицо ударил колючий жар. Гудящее пламя плеснуло на лобовое стекло. Бабахнуло, машина потеряла управление, ударилась обо что-то, перевернулась, и полетела вниз. Рата, зажмурившись, приготовилась к удару, но…
Андрея на соседнем сидении не было. Девушка падала, падала с неба вниз головой, сидя в машине. Небо качнулось, она увидела огненный лес.
Всплеск.
Зеленая гладь реки стремительно приблизилась и с глубоким утробным звуком проглотила машину.
Обрыв, подумала Рата, выбравшись на берег и обессиленно упав лицом в зеленую траву. Это был обрыв. Они сбились с дороги, что неудивительно, и выехали прямо к реке. Они…
- Андрей! – хрипло позвала девушка, не надеясь на ответ. На том берегу горел лес. На краю обрыва, нависающего над водой, дымилось черное покосившееся дерево, в которое врезалась машина.
Рата шмыгнула носом. Во рту стало солоно.
- Андре-ей! – снова крикнула она. Упала на спину, провела ладонью по лицу. Больно…
- Не ори, - послышался тихий мальчишеский голос. Шелест травы, и мокрый взъерошенный пацан присел рядом с ней на корточки. – Мы с этого обрыва раньше с Алинкой прыгали. Только бабушке – ни слова!
Девушка, не отрывая руки от лица, поглядела на него. Глаза у нее были красивые. Большие, серые. Можно было сравнить со сталью, но сейчас в них стояли слезы, и явно читалось облегчение.
- У тебя кровь идет, - сказал Андрей. Рата посмотрела на свои пальцы, зажала переносицу и запрокинула голову.
- Ты как?
- Я в порядке, - с важностью кивнул мальчик. Девушка усмехнулась и медленно, с трудом, поднялась на ноги.
- Ну, что теперь? Пошли к тебе в деревню. Мне тут, - она посмотрела на то место в реке, куда упал джип, - одной делать больше нечего.
Контейнер тяжелый, герметичный, поэтому содержимому вода не страшна, и течением его не унесет. Винтовку, правда, жалко, да и все остальное. Ну, ладно. Хорошо, что сами в живых остались. А за грузом потом можно будет вернуться, на дне реки он, можно сказать, в безопасности.
Андрей говорил на сестру, но и сам неплохо знал эти места. За рекой был брошенный дачный поселок, который они обошли стороной. На поясе у Раты имелся дозиметр, он неприветливо заскрежетал, стоило им приблизиться к огородам. Мальчик наивно рассказывал про зло, живущее одном из старых одноэтажных домов. Что люди, которые подходили близко, теряли зубы, покрывались язвами и умирали, а кто заходил в этот дом, умирал через несколько дней, а из глаз и изо рта у него шла кровь.
Рата решила не усложнять ребенку жизнь лекциями про ионизирующее излучение, и просто сказала, что такое бывает.
- А ты, кажется, хорошая, - вдруг выдал Андрей. Девушка недоуменно глянула на него, пожала плечами и промолчала.
Прошли через лес, набрели на грунтовую дорогу, которая дальше шла через поле. В поле торчала одинокая гигантская вышка, напоминающая опору линии электропередач.
- Все, Граница, - сказал Андрей, когда они прошли мимо вышки. – Теперь по этой дороге еще полкилометра, и наша деревня.
«Белая» зона. Рата, можно сказать, вздохнула с облегчением, до этого она постоянно вслушивалась в пространство, ожидая приближающегося воя гравитационных двигателей.
Дорога пошла в горку, впереди снова темнел лес, виднелись какие-то развалины. Солнце ослепляло, а очки Рата потеряла в реке.
Мальчик бодро, почти вприпрыжку, шагал впереди. В широкой долине между двумя пологими холмами, где росли редкие деревья, и расположилось поселение. Двухэтажный дом, несколько деревянных срубов, заросшая густой жесткой травой ветка железной дороги, уводящая к развалинам заброшенного еще в мирные времена завода.
Над поселением вился в ясное небо белый дымок, пели кузнечики. Пахло домом.
Как только они подошли ближе, из ближайшей постройки выглянул бородатый мужик сельского виду и крикнул:
- Ты куда запропастился, Андрейка? И что у тебя за вид? А это кто? – завидев Рату, мужик посерьезнел и вышел на улицу.
- Ну ладно, я пойду, - заторопился мальчик. – Бабушка, наверное, волнуется. Ну, если что, - он кивнул в сторону двухэтажки, - то наша квартира номер девять, второй подъезд. Ой. Я же так и не спросил, как тебя зовут…
Мужик приближался, вид у него был грозный.
- Ладно, потом познакомимся, - Андрей испуганно зыркнул на него и убежал. Мужик подошел, и при ближайшем рассмотрении оказался вполне миловидным мужчиной, этаким русским богатырем. Высокий, русый, плечистый, в свободной клетчатой рубашке с закатанными по локоть рукавами. Смотрел, правда, недобро.
- Кто такая? – глянул на форму.
- Я с научной станции. Но мне нужно попасть на военную базу, или поговорить с кем-нибудь…
- Поговорить?.. – с подозрением протянул мужчина и посмотрел в ту сторону, откуда они с Андреем пришли. Нахмурился. – Ты разговоры-то свои попридержи. Тебя пристрелить стоит за одни только шмотки. А ну быстро заходи в дом, пока никто не увидел.
Он назвался Михаилом, и, кажется, был нормальным мужиком. Угостил крепким до зубовного скрежета чаем, вопросов не задавал, только косился как-то странно. После указал на койку, застеленную тонким покрывалом, мол, тут спать, и выдал аптечку, чтобы обработать ожоги.
- Ты про то, что у тебя дело к воякам, помалкивай, - говорил он. - Их тут очень не жалуют. Завтра, когда с Дедом говорить будешь, про свою станцию – ни слова. Скажи, что потерялась, заблудилась, надо дом, еду, одежду, а про военных – молчи. Хорошо, если сразу убьют, а то и пытать могут.
- А что у вас за проблемы-то? – недоумевала Рата.
- Война у нас с ними, - сказал Михаил. – Беспредел они творят. Грабят, убивают, женщин воруют. Что у тебя за дело к ним – не понятно. Не может быть никаких дел к этим животным.
- Как так? – поразилась Рата. – Но наши поддерживали связь с военной базой и ничего не знали об этом!
- Правильно, - Михаил усмехнулся. – Кто ж о таком рассказывает. А у нас радио нет. Глушат сигнал.
- А Дед, это..
- Дед у нас тут главный.
За весь разговор даже не заикнулся о странном веровании местных людей, видно, в силу возраста, понимал, что к чему. Угостил чаем, к которому предлагалось домашнее печенье. Голодная, как волк, Рата, смела все до последней крошки. Заметив это, Михаил поставил перед ней большую тарелку сдобренной сливочным маслом каши, и та была тоже уничтожена в несколько мгновений. Девушка облизнулась и поблагодарила. Ей страшно захотелось спать.
- Вот что, - видя ее полусонное состояние, сказал Михаил. – Военных у нас не жалуют, так что о том, что у тебя к ним дело, лучше помалкивай. Я расскажу о тебе старейшине, завтра поговоришь с ним. Спать можешь тут, ночи сейчас теплые. Аптечка в шкафу на полке. Все, отдыхай до завтра.
Рата поблагодарила за гостеприимство, обработала ожоги и завалилась спать.


Снилось недалекое прошлое. Громов, Илья, ее старая фотка с Олегом, которого, скорее всего, она никогда не увидит. Майор Буранов со своим шестиствольным пулеметом, жалобно скулящие, но смертельно опасные из-за своей неубиваемости кибер-собаки. Сначала Рата осознавала, что все это видит во сне, но потом осознание этого куда-то ускользнуло.
Она лежала на узкой тахте в своей комнате, дома. На кухне, за стеной, оживленно болтала с кем-то по телефону мать. Вдруг, по потолку и стенам побежали трещины, все вокруг застонало и затряслось. Девушка испуганно вскочила, влезла в берцы, схватила куртку и выбежала из комнаты. Длинный коридор с низким потолком, в конце его – лестница наверх, наружу. Бункер, на базе ученых. Нужно торопиться, в любой момент подземное сооружение может разрушиться и похоронить заживо своих обитателей. Мелькнуло перед глазами пространство.
Улица. Страшный шум. Крики, механический вой, стрельба. На глазах рушатся многоэтажные здания, падают, осыпаясь стеклом. Зеленоватый химический огонь полыхает в окнах, охватывает нестройные ряды машин, стоящих в огромной пробке на выезде из города. Горят и кричат люди, бегают, падают, рассыпаются жирным пеплом. На небо наползает огромный черный диск. Хэдлайнер. Под его матовым брюхом вьются стаи блестящих боевых дронов. Пространство расчерчивают алые полосы лазерных пуль.
И вдруг – пение. Нестройное, но спокойное и размеренное. Слов не различить, но, кажется, поют что-то религиозное. Рата оглядывается и видит толпу людей в светлых одеждах. Они идут по улице, не боясь ни лазеров, ни огня, ни падающих бетонных обломков, и поют, воздевая руки к небу, будто в молитве.
Тройка боевых дронов мчится по улице, прямо на толпу поющих. Те протягивают к ним руки в молитве, дроны начинают стрелять.
Крови нет. Красный лазер, черная обуглившаяся плоть, белые одежды. А люди все идут, и поют, протягивая руки к своим палачам. Рата хочет крикнуть, остановить их, предупредить, но с ужасом понимает, что снова нема. На перекресток выезжает армейский броневик, и начинает крутиться на месте. Из люка свисает мертвое тело бойца. Рата кидается к пулемету.
Гаусс-установка. Начальная версия электромагнитной винтовки, которая вместе с джипом и грузом утонула в реке. Примитивная оптика, защитные экраны, гашетка. В перекрестье прицела – ненавистный силуэт серебристого цвета. При стрельбе установку сильно трясет.
Люди поют. Андрей снова и снова кричит о том, что небо горит. Рата стреляет, её трясет от отдачи. Перед глазами на мгновение появляется образ рыжей девушки со страшным лицом, в белом саване. Алина? Страшная девушка протягивает руки к небу и поет вместе с остальными, а потом рассыпается черным пеплом, дико хохоча.
У электромагнитного оружия не должно быть отдачи. Но почему тогда так трясет? Неужели снова землетрясение?



- Эй, просыпайся! – потребовал суровый мужской голос. За плечо снова потрясли. Рата с трудом разжала пальцы, стискивающие подушку, и открыла глаза. Все тело было напряжено, в горле першило. Проклятые кошмары.
- Ты кричала. Я думал, что-то случилось, - сказал Михаил. Он стоял рядом с кроватью, сложив руки на груди, мрачный вид, тяжелый взгляд. За окном было так же светло, как и когда Рата заснула. Девушка сползла с постели, схватила чайник, стоящий на столе, сделала пару глотков прямо из носика. В голове начало проясняться.
- Пять часов вечера, - сказал мужчина, отвечая на незаданный вопрос. – Тебя ждет Старший. Вот, переоденься. – Он бросил на одеяло цветастый сверток с одеждой.
Что за проблемы были у этих людей с военными, девушка пока не знала, но решила не спорить.
Надела платье, сменила камуфляжную бандану на выцветшую кепку, а берцы на кроссовки, и вышла на улицу.
Народу видно не было. Слабый ветер осторожно шевелил развешанное на веревках белье, на площадке перед двухэтажкой догорал в жестяной бочке костер. Михаил махнул рукой, приглашая идти следом за ним.
Они прошли мимо деревянных построек, обогнули кирпичное сооружение и вышли на пустырь, заросший жесткой желтой травой. В знойной тишине надрывались кузнечики. Странно, вроде люди тут живут, а не слыхать...
В глаза девушке попал солнечный блик, как будто кто-то пускал зайчиков с крыши двухэтажного дома. Она повернула голову, чтобы посмотреть, но Михаил больно дернул ее за локоть.
- Отвернись, а то третий глаз на лбу появится.
Впереди виднелась среди травы какая-то кирпичная коробка. Девушке было очень не по себе. Снайпер на крыше, мрачный абориген, что ведет ее на пустырь… тут определенно происходит что-то нехорошее. Отчего такое напряженное отношение к ней? Что случилось с этими людьми?
Кирпичная коробка оказалась входом в бункер. Под землей было прохладно и сыро, хорошо после летнего зноя на поверхности.
Михаил пропустил девушку вперед, она спустилась по лестнице, отодвинула тяжелую металлическую дверь и попала в комнату, разделенную надвое решетчатой перегородкой. За перегородкой начинался длинный коридор, пространство было скупо освещено пыльными лампами в решетчатых плафонах.
- Шагай… - толкнули Рату в спину. Ситуация все больше начинала ее беспокоить.
Прошли по коридору. Одна из дверей была открыта.
- Заходи.
Как только Рата шагнула через порог, дверь захлопнулась, лязгнул задвигаемый снаружи засов.
В комнате было мало мебели и много вооруженных людей. Пятеро. За широким письменным столом, упираясь в него жилистыми татуированными руками, стоял и ухмылялся человек в растянутой майке. Из-под майки виднелись драконы и купола. Бритый череп скупо обрастал седой щетиной, худое смуглое лицо избороздили морщины. Блестели золотом вставные зубы.
- Привет, красавица! – сипло сказал человек и вышел из-за стола. Окружающие его люди, здоровые бритые парни в тельняшках и с автоматами в руках, перестроились. Двое шагнули девушке за спину, отгораживая ее от выхода, один притащил из темного угла стул со спинкой и установил его посередине комнаты. – Присаживайся, говорить будем.
Рата, робко оглядываясь, присела. Ей было страшно, но она надеялась, что ничего плохого не случится.
- Вы – Старший? – старательно пряча дрожь в голосе, спросила она.


Много текста, ахтунг

Категории: Сочиняхи на сохранении
Прoкoммeнтировaть
Война обреченных (2) Пycтота 07:11:50
Подробнее…Снаряд отшвырнул дрона назад, и тот начал падать, оставляя в воздухе шлейф голубоватых искр. Его электрический скрежет в этой мертвой тишине был слышен даже на таком расстоянии.
Рата подхватила винтовку, запрыгнула в джип и включила зажигание. Легкая машина с обрезанным кузовом и завышенной подвеской затарахтела, качнулась, и, взобравшись на пригорок, покатила по пустырю, приминая выжженую злым солнцем траву и вздымая крупными колесами тучи пыли.
Издали, с северо-запада, донесся отголосок механического воя и канонада взрывов. Горизонт охватило тусклое зарево. Над Самарой уже вторую неделю кружил хэдлайнер, вряд ли там осталось еще что-то живое. Хотя, если стреляет, значит, осталось. Этим несчастным можно только посочувствовать, а у Раты сейчас другая работа.
Притормозив невдалеке от искрящего подранка, беспомощно крутящегося по земле, в попытке снова взлететь, девушка вытащила из багажника контейнер, проверила обойму и уровень заряда в электромагнитном пистолете. Глянула на радар. Пока чисто. Значит, еще не заметили.
Рысью преодолев десяток метров до сбитого дрона, она несколько раз выстрелила ему промеж лупоглазых фоторецепторов. Лазерные пушки, которые он успел выдвинуть из боковых отсеков при виде девушки, безвольно повисли, по серебристому корпусу из проделанных пулями дыр потекла темная жидкость. По шлангам манипуляторов пробежали искры, и дрон затих.
Вернув пистолет в кобуру на поясе, Рата подтащила контейнер и упаковала добычу. Подогнала джип ближе, погрузила контейнер в багажник, закрепила вместе с другими двумя, снова изучила показания радара. В полутора километрах засветились несколько красных точек.
Поехали.
Двигатель взвыл на высоких оборотах, машина рванулась с места. Красные точки приближались. В зеркале заднего вида, на фоне пронзительно-голубого неба мерцали маленькие смертоносные звезды из металла неземного происхождения.
Джип выехал на трассу. Скорость – сто пятьдесят. Асфальт взорвался от лазерных снарядов, дорожный знак с надписью «Александровка» покосился и упал. Машина с отчаянным ревом летела по центровой линии, впереди темнел спасительный лес. Рата заклинила руль, схватила винтовку, обернулась. Трое. Боевые. Примерно пятьсот метров. Выстрел.
Один заискрил, заметался из стороны в сторону, и врезался в развороченный асфальт. На месте крушения вспух небольшой красный гриб взрыва. Боевые дроны не оставляют после себя ничего, взять их целыми можно только при помощи особых магнитных бомб, которых сейчас у девушки в наличии не было. Да и контейнеров свободных уже не осталось.
Два остальных, зафиксировав гибель собрата, выровнялись по краям трассы и чуть сбавили скорость. Рата отбросила винтовку и схватилась за руль. Джип вильнул в сторону и встал на два колеса. Девушка вдавила педаль газа, машина выровнялась. Корму джипа толкнуло взрывной волной, на какой-то момент Рате показалось, что она потеряла управление и сейчас перевернется, но пронесло.
Взрыв боковыми колесами сухой песок обочины, джип снова выехал на центровую линию. Мир померк, только над головой сверкала ярко-голубая полоса ясного неба, криво обрезанная верхушками деревьев. Лес. Навстречу стремительно летел кузов перевернувшейся фуры, перегородившей проезжую часть. Рата сбросила скорость и свернула на уходящую в глубь чащи грунтовку. Дроны с воем пронеслись по небу, над верхушками деревьев. Потеряли.
Девушка заглушила двигатель, откинулась на спинку сидения и закрыла глаза. Она тяжело дышала, у нее дрожали руки. Выждав определенное время и успокоившись, она медленно поехала по лесной дороге, поглядывая на радар.
Еще несколько километров к востоку – и начинается «белая» зона. Полигон, немалая площадь которого полностью перекрывается излучателями, которые издают шумы на рабочей частоте дронов и мешают им различать детали местности. То есть, в «белой» зоне дроны почти слепы, и можно передвигаться без опаски. Но и трогать их в этой зоне нельзя, чтобы не привлечь внимания.
В самом центре Полигона находится научная станция. База, как называют ее наемники. Наемники – это люди, в большинстве своем беженцы из других, менее благополучных мест, которые выполняют рисковую работу по заданию ученых, за что получают на станции особый бонус.
В «белой» зоне, на обширных территориях Полигона, было несколько поселений. Люди шли сюда и жили здесь, потому что тут было безопасно. Территорию Полигона окружал охраняемый военными кордон. Внешний кордон. По периметру были оборудованы перевалочные базы для связистов и техников, обслуживающих радиовышки и излучатели. Был так же и внутренний кордон, огораживающий саму научную станцию. Попасть к ученым на базу было не так просто. А связана такая закрытость была, конечно, с их работой, ведь там занимались изучением внеземных технологий. Инопланетян изучали, проще говоря. Разрабатывали план противостояния. Наверное. А может, просто дивились на невиданные микросхемы, кто их знает. Все секретно ведь.
В лесу кажется, что никакой трагедии, пять лет назад почти уничтожившей человеческую цивилизацию, не происходило. Особенно, когда за раскидистыми кронами деревьев не видно неба. Облаков на нем не появлялось третий месяц, и это, вероятно, было проделкой вторженцев. Листья начали сохнуть, чернеть, опадать. Земля на пустырях потрескалась от сухости. Солнце жарило, как сумасшедшее, стоял полный штиль. В южных лесах бушевали пожары. Могли и сюда добраться, тогда бы пришлось тяжело. Дым, зверье бешеное, перепуганное.
Лес кончился, грунтовка шла через поле. Уже можно было разглядеть крайние вышки Полигона. Еще немного, и дом. Рата гнала машину вперед, в багажнике глухо стучали о стенки контейнеров ее трофеи.
Вот и блокпост со шлагбаумом. Навстречу выбежали два парня в камуфляжных штанах и полосатых майках, стали выгружать из багажника контейнеры и ставить их на специальную деревянную стойку у стены. Рата вышла из машины, прихватив винтовку, потянулась, пошевелила лопатками, отлепляя от спины мокрую футболку. Жара…
Через кордон с оружием нельзя. Выдают на складе, что у каждого КПП, и вернуть нужно тут же. Та же ситуация и с транспортом. Порядки у военных строгие.
- Привет, - кивнул ей один из солдат и сел за баранку, чтобы отогнать машину в гараж. Второй тоже поздоровался, мельком глянул на номера, пощупал царапины на бортах и протянул планшет с бумагой и ручку. Нечто вроде таможенных документов. Сдал-принял, контейнер-груз, полный-порожний.
- Хорошая машина, - сказал парень. – Выносливая. Обратно на четвертый блокпост ее вряд ли будут перегонять, так что, как снова в рейд соберешься, выходи через наши ворота.
Девушка расписалась и заполнила нужные строки.
- Не повезло тебе, - проговорил солдат и махнул рукой в сторону научной станции. – Вертолет буквально полчаса назад улетел. Теперь только завтрашним рейсом можно будет отправить, - он хлопнул по горячему, нагретому солнцем боку одного из контейнеров. – Хотя, ты можешь написать доверенность на имя командира, и…
Рата отрицательно покачала головой. Ничего страшного, срочных дел у нее на Базе нет. Где отсыпаться, в местной казарме или в выделенной руководством научной станции комнатке в здании на внутреннем кордоне, значения тоже не имело.
- Ну ладно, - пожал плечами парень и кивнул в сторону здания КПП. – Тогда как стволы оружейнику сдашь, поговори с командиром. Да, ужин у нас в половину седьмого. Не опоздай, баба Нюра вкусно готовит.
Девушка кивнула, приветливо улыбнулась ему и зашагала к складу. Солдат недоуменно пожал плечами. К нему подошел второй.
- Чего это она? Молчаливая такая.
- Эх, наемники. У всех бзик в голове. Зато симпатичная…
Местный оружейник оказался здоровым усатым дядькой, он сидел в кресле за письменным столом и читал книгу. За решетчатой железной дверью в деревянной стойке хранилось разнокалиберное оружие там же был верстак и какие-то станки. Завидев девушку, оружейник сначала не понял, кто она такая и что ей нужно. Спросил. Не отв